Наверх К началу страницы Вниз страницы Вниз к футеру Автопрокрутка Стоп Scroll

пятница, 6 февраля 2015 г.

ПАМЯТНИК И БРАТСКАЯ МОГИЛА ВОИНОВ 143-ГО АРТИЛЛЕРИЙСКОГО ПОЛКА 14-Й СТРЕЛКОВОЙ ДИВИЗИИ НА ОГНЕВОЙ ПОЗИЦИИ 6-Й ГЕРОИЧЕСКОЙ КОМСОМОЛЬСКОЙ БАТАРЕИ

Памятник и братская могила воинов 143-го артиллерийского полка 14-й стрелковой дивизии
на огневой позиции 6-й Героической комсомольской батареи
Проезжая на машине по федеральной трассе "Кола" в районе 1448,8 километра, участок Мурманск – Титовка, нетрудно заметить возвышающуюся над кустами ивы высокую бетонную стелу с левой стороны от дороги. К стеле ведёт небольшой указатель, который предлагает путнику остановиться и вспомнить о том, что здесь покоятся воины 6-й Героической батареи, погибшие в неравном бою с фашистами. Наверное, уже не осталось тех людей, которые могут прийти сюда и вспомнить события, развивавшиеся на этом месте осенью сорок первого года. А вспомнить хотелось бы многое…


Боевые действия на мурманском направлении разворачивались вокруг единственной автомобильной дороги от Петсамо к Мурманску через селение Титовка. Под натиском сил наступающего противника советские войска были вынуждены начать отход в восточном направлении. 30 июня 1941 года противник вышел к губе Большая Западная Лица и захватил плацдарм на её восточном берегу, создав реальную угрозу для Мурманска. Войска Северного фронта ценой невероятных усилий смогли задержать немецкое наступление, огромную роль в срыве которого сыграла десантная операция в губе Большая Западная Лица, немцы были вынуждены перейти к обороне.


Крупномасштабные военные действия в Заполярье возобновились 8 сентября 1941 года, при этом бои на Западной Лице шли уже на кануне этого дня. Командование армии "Норвегия" планировало в короткие сроки овладеть дорогами – Русская (немецкое название), Новая и дорогой на Ура-Губу – по которым осуществлялось снабжение фронта на всём мурманском направлении в районе реки Западная Лица. Особый интерес фашистов вызывала Новая дорога, которая после пересечения с дорогой на Ура-Губу вела к позициям, откуда русские атаковали плацдарм, занятый 2-й горнострелковой дивизией фашистов. В случае доступа к данным путям сообщения можно было беспрепятственно оказаться в тылу частей Красной армии на северном участке наступления, кроме того, в районе пересечения дорог находились наши тыловые части.


Именно здесь – в районе 51-го километра – было решено поставить заслон из орудий второго дивизиона 143-го артполка, на который возлагалась задача до подхода резервов, во что бы то ни стало, удержать стык дорог, открывающих пути на Мурманск и морское побережье Ура-Губы. Батареи дивизиона расположили свои огневые позиции, оседлав стык дорог – четыре орудия 6-й батареи расположились слева от дороги, а справа от неё – орудия 4-й батареи, чуть дальше находилась 5-я батарея.


Сделав вывод о том, что недавнее укрепление русских позиций снижает шансы фронтальной атаки на успех, немецкое командование решило перенести направление главного удара с целью обхода левого фланга советских позиций. Егерям удалось бы беспрепятственно переправиться через реку у южных порогов, где боевое охранение осуществлялось незначительным количеством пограничников, не имеющих связи с артиллерийским командованием и атаковать наш левый фланг, как раз в направлении на 6-ю батарею, ещё 7-го числа, если бы не дивизионная разведка.


Противник проявлял высокую активность на противоположном берегу реки и, даже, строил дорогу, было понятно, что враг готовиться к наступлению. Для уточнения обстановки и выявления планов немцев командир 2-го дивизиона капитан Егошин направил в тыл врага группу разведчиков во главе с командиром взвода управления 5-й батареи Стефановым, в числе группы были и уроженцы Большеземельской тундры Ненецкого национального округа – командир отделения разведки 5-й батареи Илья Николаевич Тайбарей и разведчик 4-й батареи Василий Никитич Хатанзейский.


Переправившись через реку под покровом сентябрьской ночи на резиновой лодке, разведчики тщетно пытались разжиться "языком", но немцев на данном участке обнаружить так и не удалось. На передовой наблюдательный пункт возвращались с "пустыми руками", здесь часть бойцов остались отдыхать, Василий отправился в своё расположение, а Илья и младший лейтенант добрались до основного наблюдательного пункта, где находился связист Соболев с телефонным аппаратом, оказалось, что капитан уже справлялся о разведчиках. Мысли об отсутствии немцев не давали покоя, и прежде чем лечь отдыхать, опытный разведчик Илья Тайбарей, решил посмотреть в стереотрубу в сторону порогов на левом фланге. Километрах в пяти влево от наблюдательного пункта он и раньше замечал: "Там, где гора на горе, немцы время от времени появляются, по горам идут, покуривают, часы на солнце блестят".



Интуиция не подвела, немцы организовали переправу, по которой вскоре батареи открыли огонь. В числе первых под вражеский артиллерийский обстрел и бомбардировку штурмовой авиации попали разведчики и связисты, находившиеся на наблюдательных пунктах дивизиона. 

Илья Тайбарей, на снимке справа Фото из фондов НКМ
Илья Тайбарей, на снимке справа
Фото из фондов НКМ

Вот как рассказал об этом Илья Николаевич Тайбарей: "Мы корректировали огонь нашей батареи, пока немецкой миной телефонный аппарат не разбило. При этом связиста Соболева оглушило. А тут немцы показались. У нашего наблюдательного пункта – со стороны реки – берег обрывистый, скалистый. Так они с двух сторон подползли. Хотели нас живыми взять. Отбивались со стрелками, которые были вместе с нами. Доходило до рукопашных схваток. Отбились. А потом снова привелось отстреливаться. Но кабель, благодаря связисту Василькову, смотали, врагу не оставили. Переправлявшиеся егеря напролом рвались к дороге, идущей к Мурманску. Но наши пехотинцы, поддерживаемые огнём всех наших батарей, стойко отражали их натиск".


Тем же утром 7 сентября немцы перешли в наступление на правом фланге обороны дивизиона. Под прикрытием сильного пулемётного и миномётного огня они форсировали реку Западная Лица на участке стрелкового батальона. Наша артиллерия открыла огонь по противнику, чтобы не допустить подхода к реке его свежих сил. Стрелковые роты 2-го батальона 95-го стрелкового полка сделали всё, чтобы остановить врага. Противник нёс большие потери, но истекала кровью и наша пехота.
Находящиеся на этом же участке разведчики и связисты 4-й батареи отражали атаки совместно с пехотой. В первый день сентябрьских боев немцы, пошли в психическую атаку, их силы превосходили по численности в несколько раз. В тот момент, когда наших бойцов осталось совсем мало, командир взвода 4-й батареи лейтенант Любимов, находившийся на наблюдательном пункте, поднял оставшихся в роте бойцов и вместе с пятеркой артиллеристов-разведчиков и связистов, в числе которых был и Василий Никитич Хатанзейский, пошел в контратаку на немецких егерей. В этот день артиллеристы взяли в плен немецкого офицера, но потеряли своего любимого лейтенанта. К середине первого дня на участке наблюдательного пункта 4-й батареи осталось всего несколько пехотинцев, а рядом, немного левее, разведчики и связисты 6-й батареи под командованием своего командира Григория Лысенко в рукопашной схватке с врагом продолжали удерживать занимаемый рубеж.
Потеряв на сопках и в лощинах сотни убитых солдат и офицеров, оставив пленных и трофеи, гитлеровцы вынуждены были отойти за реку, подвергая позиции артиллеристов массированным бомбовым ударам с воздуха. Десятки самолётов Focke-Wulf и Messerschmitt трижды в день обрушивали на позиции дивизиона свой смертоносный груз. Когда в небе висели самолёты врага, орудия батарей затихали, – враг готовил обходной маневр.
8-го сентября немцы возобновили наступление, но снова не смогли прорваться к дороге. Однако вскоре переправившимся у южных порогов немецким егерям удалось прорваться на левом фланге. Шли они во весь рост, уткнув автоматы в живот, непрерывно строча и горланя. Бомбёжку фашисты ослабили, так как на земле происходила ужасная яростная схватка. На краю левого фланга, практически без поддержки пехоты, находилась 6-я батарея, она-то и приняла на себя главную тяжесть всего последнего наступления немцев на мурманском направлении. Один за другим гибли батарейцы, с каждым днём их становилось всё меньше, раненых выносили в тыл, по ночам рядом с позициями хоронили убитых.
К 10 сентября противнику удалось подойти к позициям батареи, практически, на расстояние прямого выстрела. Но и тогда батарея не снизила боеспособности. Перевязав раны, бойцы вновь бросались к орудиям. На помощь орудийным расчётам спешили ездовые, повозочные и ящичные. При ведении огня по живой силе противника батарейцы часто стреляли, целясь прямо по валунам, от разрыва снаряда разлеталось огромное количество каменных осколков, немцы долго не могли разгадать тайну "нового русского оружия".
К вечеру 12 сентября противник подошёл вплотную и вёл бой уже с трёх сторон, батарея развернулась веером. Выбыли из строя наводчики, тогда для наводки орудий подбегали то младший лейтенант Осипов, то командир взвода Уродков. Огонь не прекращали! Из-за обстрела немцами подъездных путей использовать лошадей для подвоза боеприпасов и продовольствия стало невозможно, грузы носили на собственных плечах ездовые, нередко добираясь до огневой позиции под обстрелом врага. Убитых заменяли, без снарядов орудия не оставались.
На седьмой день обороны, 13 сентября, 6-я батарея была окружена, но благодаря необычному порядку обороны – первое орудие вело огонь направо, второе вперёд, третье назад, четвёртое влево, этот орудийный "ёж" дополнялся ездовыми с пулемётами и гранатами, – в очередной раз атаки врага были отбиты.

Павел Прокопьевич Канев Фото из фондов НКМ
Павел Прокопьевич Канев
Фото из фондов НКМ

Вот как вспоминает события тех дней заряжающий расчета 5-й батареи Павел Прокопьевич Канев (после войны проживал в поселке Сахалин, работал плотником на сельхозстанции).
– В разгар сентябрьских боев, когда шестой пришлось туго, к нам пробрался посыльный от неё – Василий Кожевин с лесозавода №51, с просьбой помочь людьми. Командир взвода Сатриков выделил четверых: меня, Жору и еще двоих. Прибыли в шестую, доложили. Нас – по орудиям и сразу – в бой. Бой шел сильный. Нас бомбили, а потом пустили на батарею танки. Один удар немцев выдержали, несколько танков подожгли. Тут опять самолёты и танки. Мы – отбиваться. Ранило нашего наводчика. Я – за наводчика, по пехоте немецкой бью шрапнелью. Откуда ни возьмись – танк! Бью по танку. Подбил! Бой шел долго. Было много раненых и убитых у нас. Погиб Сергей Губкин из Тельвиски, и Василий Кожевин – командир орудия, тоже во время бомбежки погиб. Сам он, как я сказал, с лесозавода, пилоставом до призыва работал. Оставалась у него там мать одна, теперь и её нет в живых. И меня могло бы ухлопать. Стали нас немцы бомбить, мне бы в ровик заползти, а я не успел. А бомба как раз в ровик попала...

Сергей Петрович Губкин, на фото слева Фото из фондов НКМ
Сергей Петрович Губкин, на фото слева
Фото из фондов НКМ

В ночь на 14 сентября на батарею с окружённого противником наблюдательного пункта пробрался комбат Григорий Лысенко, он ранен, но его появление воодушевило воинов, с ним каждый готов драться за десятерых. О том, как отважному командиру удалось обвести "вокруг пальца" немецких егерей рассказал после войны разведчик 6-й батареи Павел Иванович Шалии.
– На наблюдательном пункте, находившемся в стороне от самой батареи на высоком берегу Западной Лицы, оставалась горстка бойцов во главе с толковым и храбрым командиром батареи лейтенантом Лысенко. Нас, скажу вам, не столько беспокоило вражеское окружение, как то, что отсюда комбат уже не мог управлять огнём батареи, связь с огневой позицией была, но фашисты подошли к позиции вплотную. Мы, разведчики и связисты, что были рядом с командиром, помочь ему в главном тоже не могли: противника, как и он, мы не видели. Лейтенант Лысенко принял тогда рискованное, но единственно правильное решение: прорваться на горку ближе к батарее, откуда нам всё будет видно, а для этого потребовал вызвать огонь из своих орудий на себя, по наблюдательному пункту – по месту, где находились мы. Объяснил он нам, чем это пахнет: снаряды будут рваться, фашисты отпрянут, мы и прорвёмся, если останемся, конечно, живыми. Видели, как сильно беспокоился за нас лейтенант, но заверили его, что всё понимаем и просим действовать. После его команды "Огонь!" залегли мы в окопе, а как начали вокруг нас снаряды рваться, враз поднялись за лейтенантом и с криком "Ура!" ринулись за побежавшими фашистами. На такое мог решиться не каждый! По примеру Лысенко на новый наблюдательный пункт к вечеру прибыл с передового НП и командир взвода управления лейтенант Дубина с трёмя разведчиками. По команде комбата с нового пункта было послано много снарядов на головы фашистов, что рвались к стыку дорог на 51-м километре. И не только своих, гаубичных, но и пушечных 4-й и 5-й батарей, с которыми у нас была радиосвязь. Вражеское кольцо огневой позиции сжималось, и мы с лейтенантом всё больше мечтали: как бы пробиться к своим орудиям на поддержку героям-огневикам. Попытались снова прорваться, но противник обрушил на нас шквал ружейного и пулемётного огня. Что делать? И вот комбат предложил хитрость: приказал нам отвлекать внимание фашистов ложными атаками в разных направлениях, а сам в это время по узкой лощине достиг батареи. Потом мы узнали, что его появление на огневой позиции сильно воодушевило огневиков на подвиг, который они совершили. Я, да и все в полку, в поступке лейтенанта Лысенко видели проявление командирского долга и высокого чувства товарищества. Он мог, тем более что был ранен, вместе с нами пройти на север и очутиться среди своей пехоты. Тут, пожалуй, с противником и встречи большой не было бы. Но лейтенант Лысенко был верен себе до конца.
Утром 14-го сентября, подтянув за ночь резервы, после продолжительного налёта немецкой авиации, противник с новой силой бросился к огневой позиции, батарея открыла огонь прямой наводкой. На позицию 6-й, истекающей кровью, батареи рвался комиссар полка старший политрук Шевченко. "Я должен быть там! – говорил Петр Григорьевич, – иначе какой я комиссар!". Вместе с комиссаром в 6-ю направили разведчика – Василия Никитича Хатанзейского. Был полдень. Комиссар и разведчик поползли лощиной и уже пересекли дорогу, но у скалы, наткнулись на вышедших в тыл 6-й батареи немецких автоматчиков, погибли оба, не добравшись до батареи пару сотен метров. Вот что рассказал о гибели Хатанзейского Илья Николаевич Тайбарей: "Он направлялся из штаба полка с пакетом в 6-ю батарею, я как раз с наблюдательного пункта шёл с приборами, больше его и не видел, он ни в батарее, ни в дивизионе, ни в полку не появлялся, потом узнал, что он погиб". Василий Хатанзейский был гордостью 4-й батареи, а с 14 сентября стал героем своего артиллерийского полка.

Илья Николаевич Тайбарей Фото из фондов НКМ
Илья Николаевич Тайбарей
Фото из фондов НКМ

Василий Никитич Хатанзейский Фото из фондов НКМ
Василий Никитич Хатанзейский
Фото из фондов НКМ

14-го сентября, когда 6-я уже находилась в окружении и связь с нею оборвалась, приказом по 14-й армии 6-я комсомольская гаубичная батарея была названа Героической. Для восстановления линии связи с позиции 4-й батареи направился связист Степан Иванович Фишов. Скрываясь под перекрёстным огнём за валунами, он вскоре нашел место обрыва телефонной линии, но как ни пытался соединить контакты, провода не хватало. Тогда сообразительный связист намотал один конец провода на штык винтовки, а другой – на её затвор, обеспечив передачу. Из штаба полка командиру Г.Ф. Лысенко сообщили последние новости, и ещё то, что к батарее идёт подкрепление. Вероятно, это известие стало последним и очень значимым для батарейцев.
Снаряды закончились, когда в исправном состоянии находилось только одно орудие. По приказу командира орудие уничтожили. Дальше держаться на простреливаемой со всех сторон сопке не имело смысла, и лейтенант Лысенко отдал приказ пробиваться к своим, а сам с несколькими бойцами остался на позиции, чтобы прикрыть отход товарищей. Отдельным группам фашистов удалось ворваться на огневую позицию, где завязалась рукопашная схватка. К вечеру на огневой позиции 6-й Героической комсомольской батарее живых не осталось.
Комсомольской батарею называли потому, что все ее люди, в том числе лейтенант Григорий Лысенко, были комсомольцами. Это было кадровое подразделение, отличавшееся высокой боевой выучкой и сплоченностью. Несколько дней комсомольцы отбивали яростные атаки егерей, не допуская их к дороге в районе пятьдесят первого километра.
Нелегко пришлось и соседям – из 5-й батареи в живых осталось только восемь человек, в 4-й – с десяток, и те раненые, а проще говоря, случайно оставшиеся в живых. Штаб полка оказался в частичном окружении. Самое дорогое в штабе – боевое знамя полка, командование поручило охранять группе разведчиков, в числе которых был и наш земляк, уроженец Большеземельской тундры Антон Антонович Валейский (до призыва работал пастухом-оленеводом в колхозе "Звезда" Большеземельского района, Амдерминский сельсовет, после сентябрьских событий служил в восстановленной 6-й батарее). На открытой местности под обстрелом, очередями из ручного пулемета, двадцатилетний комсомолец расчищал дорогу для выноса из окружения боевого стяга полка.
Обстановка сложилась очень сложная на всем участке фронта. Но уже в ночь на 15-е сентября в контратаку пошёл, подоспевший к тому времени, батальон 95-го стрелкового полка. Утром следующего дня из Мурманска на выручку стрелкам пришли части только что сформированной Полярной дивизии и батальон морской пехоты. 14-я армия частью своих сил при поддержке авиации и артиллерии Северного флота 17 сентября нанесла контрудар и разгромила 3-ю горнострелковую дивизию, отбросив её остатки за реку Западная Лица. После этого немецкое командование прекратило наступление на Мурманск.
То, что в боях у перекрестка дорог на 51-м км геройски погибли жители округа – воины 143-го артиллерийского полка становится понятно из письма их земляков-сослуживцев труженикам Ненецкого округа. Само письмо опубликовано в газете Наръяна Вындер под заголовком "Выполним свой воинский долг перед Родиной" 30 апреля 1944 г. В письме есть такие строки: "Героически сражались до последней капли крови наши боевые товарищи Василий Кожевин, Василий Хатанзейский и Сергей Губкин. Они погибли в борьбе, но их подвиг, их имена никогда не забудем". Письмо подписали  В. Толстиков, А. Корехов, К. Мальцев, А. Воронухин, А. Канев, Кранов, Рочев, Е. Чупров, Валейский, Г. Федотов, Баев, Шишанов, А. Валейский.


Погибших воинов 6-й батареи, включая командира Григория Филимоновича Лысенко и батальонного комиссара Петра Григорьевича Шевченко, похоронили 24 сентября 1941 года в братской могиле на воинском кладбище у 49 километра дороги Мурманск – Печенга (Мишуковская дорога, километраж от Мишуково), чуть западнее современного места пересечения железной и автомобильной дорог. Здесь же, на сопке слева от дороги, хоронили воинов и других воинских формирований, погибших в сентябрьских боях за 51 километр.
После похорон героев-комсомольцев, ещё в ходе боёв, на огневой позиции батареи был поставлен деревянный обелиск, надпись на котором гласила: "Здесь в сентябре 1941 года сражалась, погибла, но победила 6-я комсомольская Героическая батарея 143-го артполка 14-й стрелковой дивизии".
В ознаменование подвига артиллеристов 6 ноября 1959 года в Мурманске был торжественно открыт Памятник воинам 6-й Героической комсомольской батареи. Памятник сооружен по проекту архитектора Д.К. Водолажского, на широком подножии высокого постамента, выложенного серо-зеленой плиткой и "рваным" северным камнем к которому ведёт крутая лестница, установлена 76-миллиметровая дивизионная пушка ЗИС-3 образца 1942 года, ствол ее направлен на запад, туда, где отважные воины сражались и пали смертью храбрых. На мемориальной доске несколько коротких фраз, рассказывающих о подвиге героев, и бронзовый венок.



В дни празднования двадцатилетия Победы в мае 1965 года в Мурманск съехались ветераны-фронтовики. На месте, где в сентябре 1941 года насмерть стояли воины 6-й батареи 143-го артиллерийского полка, ветераны артиллеристы и молодые мурманчане развели костер памяти. Частицу этого пламени на бронетранспортере доставили в Мурманск к Памятнику воинам 6-й Героической комсомольской батареи, и от него зажгли Вечный огонь, который не затухал в течение почти двух десятков лет. До тех пор, пока на Зеленом Мысу в 1974 году не открыли мемориал "Защитникам Советского Заполярья в годы Великой Отечественной Войны" (Алёша), именно памятник воинам 6-й Героической комсомольской батареи был главным военным мемориалом города Мурманск. В мае 1975 года Вечный огонь перенесли к подножию мурманского Алеши.



9 мая 1967 года на месте огневой позиции 6-й батареи (51-й километр Мишуковской дороги), взамен деревянного памятника, установлен бетонный обелиск в виде стелы, архитектор А.Ф. Антонов, на котором закреплены памятные доски с именами погибших воинов 6-й батареи 143-го артполка 14 стрелковой дивизии, всего 37 человек. Слева от обелиска расположена небольшая лампада на треножнике как символ Вечного огня. Иногда её зажигают при посещении места организованными группами.



Воинское кладбище на 49-м километре, было не просто осквернено, как об этом часто пишут, оно было разграблено, а кости солдат и офицеров выкопаны и разбросаны. Поисковики собрали всё, что смогли обнаружить и в 1985 году перезахоронили останки в одной братской могиле у Памятника (сзади обелиска) воинам 6-й Героической комсомольской батареи, могилу залили бетоном. Считается, что в могиле похоронено 37 известных и 19 неизвестных солдат и офицеров. О других захоронениях у данного обелиска информация отсутствует, при этом в 2011 году на обелиске установлена черная мраморная плита с фамилиями 77-ми человек (72 по обновлённому паспорту).


  




Список первый
  1. Батальонный комиссар Шевченко Пётр Григорьевич
  2. Лейтенант Лысенко Григорий Филимонович
  3. Младший лейтенант Осипов Александр Михайлович
  4. Лейтенант Уродков Иван Андреевич
  5. Младший лейтенант Коваленко Пантелей Павлович
  6. Рядовой Абдуразаков Ибрагим
  7. Рядовой Богомедов Степан Леонтьевич
  8. Рядовой Бушуев Иван Васильевич
  9. Младший сержант Беляев Михаил Трофимович
  10. Младший сержант Бабенко Пётр Петрович
  11. Рядовой Воркачёв Пётр Иванович
  12. Рядовой Гапаров Алмамат
  13. Рядовой Гаршинин Пётр Иванович
  14. Младший сержант Гусенко Александр Иванович
  15. Рядовой Губкин Сергей Петрович
  16. Рядовой Горшков Сергей Фёдорович
  17. Рядовой Ефремов Павел Михайлович
  18. Рядовой Кобыленко Иван
  19. Ефрейтор Красноянский Тихон Фирсович
  20. Рядовой Любишин Пётр Иванович
  21. Рядовой Любимов Николай Иванович
  22. Рядовой Мерсков Иван Ильич
  23. Рядовой Попов Иван Александрович
  24. Рядовой Полищук Пётр Фёдорович
  25. Рядовой Рассказов Николай Михайлович
  26. Рядовой Ратников Иван Иванович
  27. Рядовой Старых Николай Иванович
  28. Рядовой Степанов Иван Дмитриевич
  29. Рядовой Сердобинцев Егор Гаврилович
  30. Рядовой Семёнов Илья Тимофеевич
  31. Сержант Силин Пётр Васильевич
  32. Рядовой Тойсокалов Григорий Адамович
  33. Рядовой Телешов Фёдор Тихонович
  34. Рядовой Туранский Сафрон Дмитриевич
  35. Рядовой Тужиков Илья Иванович
  36. Рядовой Циганский Илья Борисович
  37. Рядовой Шамуев Кузьма Павлович







Список второй (новый)
  1. Рядовой Абдуразаков Ибрагим
  2. Рядовой Арсланамцев Хадим
  3. Рядовой Ашастин Н.И.
  4. Младший сержант Бабенко П.П.
  5. Младший сержант Бабинюк С.М.
  6. Младший сержант Безверхих В.А.
  7. Младший сержант Беляев М.Т.
  8. Старшина Белянькии М.В.
  9. Рядовой Богомедов С.Л.
  10. Рядовой Бушуев И.В.
  11. Рядовой Вакулин И.А.
  12. Рядовой Вопияшин И.А.
  13. Рядовой Воркачев П.И.
  14. Младший сержант Воробьёв Н.Г.
  15. Рядовой Ганиров Алмашат
  16. Рядовой Горшинин П.И.
  17. Рядовой Горшков С.Ф.
  18. Младший сержант Григорьев А.Ф.
  19. Рядовой Григорьев П.Г.
  20. Рядовой Губкин С.И.
  21. Лейтенант Гуркин А.А.
  22. Младший сержант Гусенко А.И.
  23. Рядовой Гуськов А.А.
  24. Рядовой Гутмановский А.И.
  25. Рядовой Джапаров А.В.
  26. Рядовой Дуркин С.Я.
  27. Рядовой Ерофеев В.П.
  28. Рядовой Ефанов М.Н.
  29. Рядовой Ефимов П.А.
  30. Рядовой Ефремов П.М.
  31. Рядовой Каснерский В.К.
  32. Зам. политрук Кобыленко И.Н.
  33. Младший политрук Коваленко П.П.
  34. Рядовой Кожевин В.З.
  35. Младший сержант Костюшин П.К.
  36. Рядовой Кошкин И.З.
  37. Ефрейтор Краснянский Т.Ф.
  38. Рядовой Кузнецов В.А.
  39. Младший сержант Лазарев Ф.Ф.
  40. Лейтенант Лысенко Г.Ф.
  41. Рядовой Любимов Н.И.
  42. Рядовой Любышин П.И.
  43. Рядовой Лютый И.П.
  44. Рядовой Мерсков И.И.
  45. Рядовой Михайлов И.М.
  46. Рядовой Нестерович П.Д.
  47. Лейтенант Осипов А.М.
  48. Рядовой Поздняков Е.В.
  49. Рядовой Полисев П.М.
  50. Рядовой Полищук П.Ф.
  51. Рядовой Попов И.А.
  52. Младший сержант Попов П.А.
  53. Рядовой Рассказов Н.М.
  54. Рядовой Ратников И.И.
  55. Старший лейтенант Рябинин А.А.
  56. Рядовой Семенов И.Т.
  57. Рядовой Сердовинцев Е.Г.
  58. Сержант Силин П.В.
  59. Рядовой Смирнов А.П.
  60. Рядовой Старых Н.И.
  61. Рядовой Степанов И.Д.
  62. Младший лейтенант Столбунов П.С.
  63. Рядовой Телешов Ф.Т.
  64. Рядовой Тихонов В.И.
  65. Рядовой Томсокалов Г.А.
  66. Рядовой Тужиков И.И.
  67. Рядовой Туранский С.Д.
  68. Лейтенант Уродков И.А.
  69. Младший сержант Федусев В.К.
  70. Рядовой Халиев З.М.
  71. Рядовой Хатанзейский В.Н.
  72. Рядовой Цыганькин И.Б.
  73. Рядовой Черненко Ф.Г.
  74. Рядовой Шалуев К.Г.
  75. Рядовой Шаньшин Н.М.
  76. Старший политрук Шевченко П.Г.
  77. Рядовой Шавчук С.Д.

Со списками и захоронениями 6-й Героической вообще не всё понятно, чего только стоит фраза, публикуемая на различных порталах:
– К сожалению, погребение батарейцев на месте их последнего боя оказалось без присмотра, и в 60-е годы было осквернено вандалами. Только в 1991 году благодаря усилиям поисковиков сохранившиеся останки воинов были перезахоронены у подножия монумента в Мурманске. Спустя три года здесь установили плиту из чёрного мрамора, на которой в алфавитном порядке высечены фамилии всех погибших героев. Их оказалось 71.


После того, как немцев вытеснили с позиции 6-й батареи, красноармейцы обнаружили здесь множество трупов, вероятно, было опознано всего 37 человек, этот список существует и поныне. Но нужно сказать, что батарейцы уже в первые дни боёв вывозили своих погибших однополчан и хоронили на самой позиции тех, кого уже нельзя было вывезти. Нельзя забывать и о том, что батарея постоянно подвергалась миномётному, артиллерийскому и авиа ударам, поэтому тел погибших часто не оставалось.
То, что список не точный сказано очень мягко. На основании донесения обезвозвратных потерях частей 14 стрелковой дивизии №1682 от 22.11.1941 г.  погибшими и пропавшими без вести из числа военнослужащих 143-го артиллерийского полка числятся 52 человека, ещё 29 человек указаны в донесении обезвозвратных потерях 101-й гвардейской стрелковой дивизии (сформирована путём преобразования 14-й стрелковой дивизии, в действующей армии c 29.01.1945 по 09.05.1945 года) №134363 от 17.09.1945 г., всего получается 81 человек, из них 15 человек пережили плен и остались живы, 1 погиб в плену. Итого 65 человек погибшими, с тем, что указано на плите, не стыкуется, ни с учетом пленных, ни без них. Но в списке есть и, по крайней мере, один человек, который не служил ни в 6-й батарее, ни, даже, в 143-м артиллерийском полку. Так Дуркин Спиридон Яковлевич был младшим сержантом и командиром отделения 112 отдельного батальона связи 14 стрелковой дивизии (во втором списке он указан как рядовой). Много в данных списках и ошибок в фамилиях и именах, о чем указывают в своих воспоминаниях ветераны, что это – уточненные данные или опечатки. Например, Кожевин Василий Григорьевич указан как Василий Захарович, под этим отчеством он указан в донесении, но об этой ошибке ещё в 70-е говорил краевед Тунгусов. АлександрТунгусов, в своей книге "Герои Западной Лицы" указывает ещё на трёх батарейцев:
– Нет в списке похороненных младшего сержанта Воробьёва, сделавшего последний выстрел, заряжающего Приходько, о которых упоминает в своих воспоминаниях Н.А. Васильев, о чём я военкому Мурманской области тоже сообщал, как и о Кожевине. Не назван наводчик 1-го орудия ефрейтор Савин (если это не сержант Пётр Васильевич Силин, по списку).
О том, как легко было попасть в плен в ходе сентябрьских боёв ярко и понятно рассказывает ветеран старшина 6-ой Героической комсомольской батареи Андрей Федосович Григорьев (в списке погибших №18):
– 14 сентября, когда немцы навалились на батарею, на левом фланге егеря снова двинулись в сторону нашего тыла. Пришлось оставить коней и с ездовыми выдвинуться с двумя трофейными пулемётами вперёд. Бьём по ним – они падают, но идут во весь рост. Нас осталось трое. Когда патроны кончились, решили отступить. Метнул в немцев гранату – и мы бежать. Тут меня в колено правой ноги ударила пуля, я потерял сознание. Так попал в руки фашистов. На месте, где мы вели бой, нашли мои порванные вещи и фотографию, поэтому посчитали убитым. Я оказался в лагере военнопленных "Ильвинес" недалеко от г. Киркенеса. Содержали в конюшнях, обтянутых проволокой. Пленных водили на работу, меня лечил русский фельдшер. Когда окреп, решили с товарищами бежать. Помог нам норвежец, он достал карту и компас. Но мне не повезло – схватили едва ли не перед нейтральной зоной. Отправили в штрафной лагерь в Лапландии. Снова неудачный побег. А когда финнов вывели из войны, нас снова отправили в Норвегию, в лагерь около Нарвика. Отсюда с земляком минчанином Степаном Магуховичем бежали в Швецию. После окончания войны советских военнопленных вывезли на родину. Я попал в Казань, где после проверки служил в армии. Домой вернулся после демобилизации в 1946.
Что касается 14 отдельного сапёрного батальона 14 стрелковой дивизии, потери которого указаны в одном списке (с 1 по 101) с потерями 143 артполка, где также присутствуют имена жителей Ненецкого округа: ВЕРШИНИН Николай Иванович, 1920; ФЕДОТОВ Иван Трофимович, 1921; ХУДЯКОВ Василий Алексеевич, 1921 (донесение о безвозвратных потерях частей 14 стрелковой дивизии №1682 от 22.11.1941 г.). Судя по документу, батальон хоронил своих погибших в районе озера Куыркъ Явр, где на карте имеются братские захоронения, но по всей вероятности они не благоустроены и потеряны для обычных посетителей, впрочем, как и кладбище на 49-м километре.
Одним словом, нужно заново сверять все списки и "сводить дебет с кредитом", как бы сказали бухгалтера, мемориал же на 51-м километре, вернее всего стоит называть: "Памятник и братская могила воинов 143-го артиллерийского полка 14-й стрелковой дивизии на огневой позиции 6-й Героической комсомольской батареи".
Что же касается солдат и офицеров из Ненецкого округа, то, по имеющимся данным собранным Александром Тунгусовым в разное время, в составе 143-го артполка 14-й стрелковой дивизии в сентябрьских боях принимали участие:
Артеев Никифор Яковлевич – командир орудия, после войны жил в поселке Качгорт, г. Нарьян-Мар, Ненецкий автономный округ.
Валейский Антон Антонович – до призыва в армию работал в колхозе «Звезда» Большеземельского района пастухом-оленеводом. В августе сорокового года был направлен из Амдермы в Нарьян-Мар откуда на пароходе – в Мурманск. Учился в полковой школе, с началом войны – старшим разведчиком от штаба 143-го артполка. В сентябрьских боях принимал непосредственное участие. С 1942 по март 1945-го служить в 6-й батарее вместе. После тяжелого ранения под г. Гдыня, вернулся на родину (декабрь 45-го). Работал директором маслозавода, судебным исполнителем, экспедитором в совхозе «Усть-Усинский». Имеет награды: ордена Красной Звезды и Славы III степени, медаль «За отвагу» и другие. После войны жил в деревне Новик-Бож (Усть-Уса) Коми АССР.
Воронухин Александр Макарович – подполковник в отставке.
Воронухин Афонасий Макарович – после войны проживал в Архангельске, куда приехал из Мезени.
Вынукан Иван Анисимович – разведчик, позже из полка был переведен в оленетранспортный отряд, после войны работал председателем колхоза «Полоха», умер в Хоседе.

Сергей Петрович Губкин Фото из фондов НКМ
Сергей Петрович Губкин
Фото из фондов НКМ

Губкин Сергей Петрович – 1921 года рождения, уроженец д. Тельвиска,  работал в колхозе, служил в шестой батарее, погиб в сентябрьских боях.
Еремин – работал на Печорской железной дороге, ст. Урдома, был. у него в 1951 году.
Канев Андрей Григорьевич – уроженец Большеземельской тундры.  Всю войну прошел в первом орудийном расчете 1-й батареи 1 дивизиона 143 артполка, переименованного впоследствии в 417 гвардейский ордена Кутузова Печенгский артиллерийский полк, в сентябре сорок шестого переведён в полк 1-й ударной армии. Наводчик орудия. На мурманском направлении был дважды награжден медалью «За отвагу». Со своим орудием участвовал в прорыве обороны немцев в октябре сорок четвертого, освобождал Печенгу, Киркенес, Польшу. За бои у города Данциг награждён орденом Красной Звезды. Войну закончил на немецком острове Рюген. Демобилизовался по ранению. Пять лет работал председателем колхоза, после укрупнения которого, работал в домоуправлении в Амдерме.
Канев Иван – после войны остался жить в Мурманске.
Канев Павел Прокопьевич – один из немногих уцелевших из 6-й батареи, только в госпитале узнал, что позиции врагу не достались. Потом было ещё два ранения, одно из которых тяжёлое. Войну закончил в Берлине. За мужество и отвагу гвардии сержант П.П. Канев награждён орденом "Красной Звезды", медалями «За отвагу», «За боевые заслуги», «За оборону Советского Заполярья». Как писал в окружной газете «Няръяна вындер» 25 июля 1985 года журналист Георгий Вокуев в очерке «Воины рода Каневых», к тому времени Павел Прокопьевич проработал лесокатом, плотником более 30 лет. У него с женой Зоей Сергеевной семь сыновей и дочерей, шестнадцать внуков. Скончался ветеран войны и труда в 1989 году.
Кожевин Василий Григорьевич – родился в Нижне-Печорском районе, дер. Пустозерск в 1921 году, жил на территории Пешского сельсовета Камино-Тимайского района. 13 августа 1938 года был принят на работу учеником подточника на 51-й лесозавод в г. Нарьян-Мар, работал пилоставом, в армию призван 14 сентября 1940 года (11.10.1940). Командир орудия 6-й батареи, погиб во время бомбежки.
Козаризенко Владимир – из Андeгa, всю войну воевал во 2-м дивизионе, в штабной батарее, взвод связи, после войны работал в г. Ухта (в списках андегчан воевавших в годы ВОВ не значится).
Копасов Василий – был в полковой школе, после войны работал в Виноградовском районе.
Корехов Александр Федорович – 1921 года рождения, призывался из г. Нарьян-Мар 11.11.1940 г., разведчик взвода управления 5-й батареи, погиб в марте сорок пятого в Германии (в КП НАО не значится).
Мальцев Константин – был радистом, несколько раз ранен, из госпиталя в конце сорок второго переведён в 6-ю батарею, служил в ней до конца.
Орлов Александр – из морского порта, тоже был в полковой школе.

Илья Николаевич Тайбарей

Тайбарей Илья Николаевич – родился в 1920 году в Большеземельской тундре, в районе р. Чёрной, в семье оленевода. До армии учился вместе с Ефимом Хатанзейским и Василием Хатанзейским в педагогическом училище. Вместе и призывались. Командир отделения разведки 5-й батареи. Привелось служить после ранения и в миномётном полку. 28 марта 1945 года при освобождении Венгрии лишился левой ноги. Домой гвардии сержант Тайбарей вернулся с орденами Славы II и III степени, двумя медалями «За отвагу». После окончания в Архангельске совпартшколы работал секретарём Большеземельского райисполкома, затем инструктором Ненецкого окрисполкома. У них с женой большая семья – четыре сына и дочь. Скончался Илья Николаевич в 1981 году.
Торопов Ефим Иванович – огневик, взвода управления 1-го дивизиона, после войны работал в аэропорту, умер.

Григорий Федорович Федотов
Фото из фондов НКМ

Федотов Георгий Федорович – до призыва был третьим механиком парохода «Комсомолец», топограф во взводе управления, в полку служил в штабной батарее, после изгнания немцев с Кольского полуострова и с севера Финляндии и Норвегии участвовал в освобождении Польши, в самом конце войны в марте сорок пятого был ранен в Данциге и попал в госпиталь, после войны работал в морском порту.

Василий Никитич Хатанзейский Фото из фондов НКМ
Василий Никитич Хатанзейский
Фото из фондов НКМ

Хатанзейский Василий Никитич – из Хоседы, по прозвищу Мосяк-Микит, служил разведчиком в 4-й батарее, погиб в сентябрьских боях.
Хатанзейский Пантелеймон Иванович – уроженец Большеземельской тундры, после войны работал в отделении МВД в Усть-Усе, Погиб в сентябре 1952 года при исполнении служебных обязанностей. Семья живет в Усть-Усе, Печорского района. Жена Ольга Викторовна. Сыновья Валерий, Владимир и дочь Раиса работают в Воркуте. Сестра Мария Ивановна работала в Усть-Усе.
Щетинин Виктор – был топографистом, погиб в майских боях сорок второго года – снаряд разорвался в землянке. Отец его работал в Печорском управлении речного пароходства.
Баев (3), В. Валейский, Кранов, Рочев (54), В. Толстиков, Е. Чупров (1), Шишанов (имен, отчеств, как и дальнейшая судьба бойцов не известны) – одни из тех, кто подписали письмо трудящимся Ненецкого округа от бойцов, сержантов и офицеров Н-ской части (143-го ап), опубликованного в газете «Няръяна вындер» 30 апреля 1944 года.


Поиск по ключевым словам

112 ОБС ( 1 ) 14 А ( 15 ) 14 осапб ( 3 ) 14 сд ( 8 ) 143 ап ( 4 ) 207 ап ( 1 ) 308 сд (2ф) ( 1 ) 31 олбр ( 7 ) 351 Гв. сп ( 1 ) 42 ад ( 1 ) 52-53 км дороги Мурманск-Титовка ( 3 ) 9 Гв. А ( 1 ) Александр Тунгусов ( 2 ) Алфавитный указатель имён ( 27 ) Андег деревня ( 1 ) Беларусь ( 1 ) БЗ 3375-736 ( 1 ) БЗ 51-95 ( 4 ) в КП НАО отсутствует ( 1 ) Венгрия ( 1 ) Вернувшиеся победителями ( 2 ) военная фильмотека ( 2 ) воинские захоронения Мурманской области ( 2 ) выс. 237.1 ( 7 ) г. Чаквар ( 1 ) Германия ( 1 ) к/з им. Чапаева ( 1 ) Календарь событий ( 3 ) КФ ( 15 ) Мурманская обл. ( 14 ) Нарьян-Мар город ( 9 ) Несь ( 1 ) Орден Славы ( 1 ) перезахоронен у памятника 31 олбр ( 7 ) песни и стихи о войне ( 4 ) Пеша Нижняя село ( 2 ) погиб в 1941 ( 6 ) погиб в 1943 ( 7 ) погиб в 1945 ( 1 ) пропал без вести в 1941 ( 2 ) пропал без вести в 1945 ( 1 ) Пустозерск деревня ( 1 ) р-н оз. Куыркъ-Явр ( 3 ) списки погибших и пропавших без вести ( 73 ) Сявта деревня ( 1 ) Тельвиска деревня ( 1 ) Хоседа-Хард деревня ( 1 ) ХППГ №595 ( 1 ) Ю.Канев "Увенчанные Славой" ( 11 )

Популярное за неделю